Спецпроекты
Наследие и наследники в условиях перехода к цифровой экономике
Наследие и наследники в условиях перехода к цифровой экономике
Семья 3.0
отправить
Задать вопрос
по материалу
 

Мила Журова: «Где-то в днк нашей страны лежит глубинная психология – делиться и делать мир лучше...»

Наследие и наследники в условиях перехода к цифровой экономике

22 апреля в Московском речном императорском яхт-клубе прошел первый клубный public talk проекта «Наследники XXI века», на котором был представлен проект закрытого клуба. Мила Журова, учредитель и идеолог Mila Zhurova Concept Agency рассказала «Умной стране» о проекте, а также о том, почему тема наследства становится так актуальна в современной России в условиях активного перехода страны в цифровую экономику.

- Расскажите, как родилась идея клуба наследников?

- Как окончательная идея, план проекта сформировался в конце октября прошлого года. Интересуясь генеалогией, я изучала теорию элит – как они появляются, как новые элиты влияют на рынки и на форматы потребления. В конечном итоге, как они влияют на психологическую атмосферу в обществе и на климат в стране в целом. И параллельно с этим искала новые смыслы, которые я могла бы дать своей аудитории в рамках организуемых мною мероприятий. Рубен Варданян, который, к слову, стал главным спикером public talk, как-то сказал: мы – первое поколение с 1917 года, которое сможет что-то оставить потомкам. Тема наследства и наследников – новая для России, она лишь начинает набирать обороты. Причем это касается самых разных сфер и сегментов рынка – образование, юридические услуги, lifestyle, путешествия, образование.

Не стоит также забывать об арт-проектах и об антикварном рынке. Создание коллекций предметов искусства предполагает династическую модель, но ее пока нет, она лишь зарождается. Сейчас наблюдается медленный переход от так называемых новых денег к старым деньгам, то, что на Западе называют old money. Меняются и сами элиты – уходит тенденция к показному потреблению, когда главным определяющим фактором выбора для человека является цена. И появляются новые тренды – меценатство, венчурная филантропия.

- Кто целевая аудитория проекта?

- Это те, кто хотят оставить что-то своим детям. Так что мы скорее ориентируемся на старшее поколение. Для самих наследников также существуют проекты – например, то, чем занимается Рубен Варданян в Сколково, я говорю о проекте «Академия преемников». Там существуют специальные программы для школьников – выбор профессии и преемственность, для наследников постарше – управление благосостоянием, и так далее.

Вместе с тем, старшее поколение сталкивается с огромным количеством проблем в вопросах преемственности. Например, раздел состояния: в 90-е годы многие компании были созданы несколькими собственниками. По сути, у нас не сложилась юридическая база под разделение крупных капиталов. В каких-то вопросах наша страна очень молодая, и эта сфера только развивается.

Поэтому для меня большая честь, что главным гостем на public talk стал именно Рубен Карленович. Он не просто бизнесмен – он социальный предприниматель, филантроп, принимает участие в создании юридической базы и может поделиться очень ценной информацией. Сейчас крайне важно обратить внимание общественности на сложные аспекты перехода к old money, а также помочь в будущем создавать династические модели, чтобы защищать капиталы и более эффективно распределять ответственность между наследниками, делать эту область легитимной.

- Как меняется принцип наследования по сравнению с тем, как это было, скажем, 10 лет назад?

- Появляется целая культура укрепления семейственности, я бы даже сказала, клановости. На рынке появляется все больше компаний, которые реализуют проекты в области генеалогии. Люди готовы платить большие деньги за семейные родословные и альбомы, которые будут передаваться из поколения в поколение. Что касается рынка - раньше не было правил игры. Тема наследования напоминала пустое поле игры - без правил, без стандартов.
Хочу отметить важный тренд – в нашей стране начала формироваться элита, которая не боится быть эталоном и транслировать культурные и эстетические образцы. Эти люди очень образованы, профессиональны, развиваются в самых разных направлениях. Я называю эту аудиторию «белая кость, голубая кровь». Это люди особой формации. Они другие, и это видно по их делам: с каждым годом появляется все больше благотворительных проектов, проектов в сфере искусства. Например, то, что делает Наталья Водянова, с ее потрясающе красивыми проектами – тем самым она представляет Россию.

- Меняется ли понятие о роскоши среди новых элит?

- Я давно работаю на премиальном рынке, и слово «роскошь», если честно, не люблю. Для себя я определяю роскошь так: это внутренняя культура человека, которая позволяет ему выбирать лучшее из того, что создано в культуре за все время ее существования. Эти люди не только выбирают, но и создают то, что добавится в мировую культурную сокровищницу. Это проекты, которые делают мир лучше. Это бизнес, который создается не ради зарабатывания денег, а чтобы менять жизнь вокруг.

Любые изменения идут сверху. Те наследники, что появляются сейчас – мне они очень симпатичны. Они выросли в достатке, для них обладание огромными деньгами естественно. И то, как у них выстроены отношения в семье, определит, как они будут развивать династию в будущем. Люди стали задумываться о том, как в самом начале создания семьи заложить правильный фундамент, чтобы дети не уходили в протест и продолжали дело родителей.

- И как помочь им решить эту проблему?

- В семье должен быть контекст. Цель проекта - обратить внимание общества на психологические аспекты построения династических моделей. Поэтому стратегическим партнером клуба выступает экспертная группа в области социально-психологического инжиниринга личности и организаций PBS Pride. Есть эксперты, которые могут поделиться успешными кейсами. Есть международный опыт - династии, где 2000 наследников, и у каждого из них есть доля в одной из крупных компаний. И они эти доли никогда не продадут – для них это часть внутренней системы ценностей.

Образование, тема управления капиталами, семейные путешествия - обо всем этом в клубном формате расскажут приглашенные гости и уважаемые эксперты. Это очень хорошие тренды, есть положительные кейсы, исследуя которые, мы видим, как сильно меняется наше общество и вся страна. Взять ту же филантропию: еще совсем недавно благотворительность была чем-то постыдным, либо считалась за плохой пиар. И как все изменилось.

- Кроме клубных встреч в светском формате, какие сервисы будут доступны участникам?

- В первую очередь, это консалтинг, интеллектуальный тюнинг, экспертиза и … я бы не назвала это менторством, скорее, коммуникацией с нужным экспертом под запрос. Как пример - крайне сложные вопросы наследования и разделения долей. Там может быть очень много непростых моментов, под которые попросту нет сформированной юридической и финансовой базы. В свою очередь, клуб позволит нам сформировать эту нишу – создать базу, оформить культуру наследования и создания династических моделей. В слове «династия» уже есть очень сильная энергетика. Династия – это аристократизм, общая культура человека и его семьи. Династию формирует синергетическое воздействие каждого члена семьи. Именно поэтому важно говорить об этом.

- На массовый рынок выходить не планируете?

- Да, есть мысль расширить проект на средний класс – малый и средний бизнес, те люди, которые хотят подняться на несколько социальных ступеней выше и основать собственную династию. Дело в том, что сейчас культура элит только формируется. Еще совсем недавно средний класс не стремился перенимать опыт элит, поскольку их культура не была основана на культуре как таковой. Но период детского нуворишества закончился: я верю, что, если в ближайшее время с Россией ничего сверхъестественного не произойдет, наши элиты лет через 30 войдут в мировые элиты, притом на равных и надолго.

- Что нам нужно начать создавать здесь, чтобы вернуть свое место в мире?

- Без внутреннего роста мы не заявим себя на внешнем рынке. Показывая успешные, правильные кейсы, мы можем формировать новую культуру – а это, в свою очередь, позволит презентовать Россию на внешнем рынке. Да, это дело не быстрое, да и политика вносит свои коррективы, но не стоит менять весь мир сразу. Нужно менять свою зону ответственности, свой маленький мир, делать его прекрасным и совершенным – тогда он станет центром притяжения для всего, что вокруг. И это, в конце концов, сделает мир лучше. Как косвенно, так и напрямую.

Посмотрите, как изменилась Россия и мир за последние 10 лет. Сейчас один из главных трендов – образование. Люди стараются быть экспертами в разных областях, от культуры до финансовых рынков. В России появляются совершенно новые проекты, которые раньше даже представить было невозможно, например, Noble Row на Остоженке – коллекционная недвижимость, очень дорогая, полностью обставленная мебелью Ralph Lauren. Формировать вкус к жизни можно при помощи предметов роскоши в том числе, ведь они придают определенное благородство внутреннему миру человека. Вспомните, сколько было меценатов в дореволюционной России. Это были очень богатые люди, и не только в материальном плане. Сколько они тратили, сколько оставили после себя – театры, галереи, железные дороги, социальные институты...

Где-то в днк нашей страны лежит глубинная психология – делиться и делать мир лучше. Когда у тебя всего в достатке – делиться проще. И в наше время такие люди, как Мамонтов, Морозов, существуют. Их, быть может, не так много, но на их деятельность стоит обратить внимание. Они как маяки – указывают путь, вдохновляют, за ними тянутся остальные. И чем больше будет таких людей, не просто состоятельных, но и богатых духовно, способных передать эти ценности своим наследникам – тем больше таких правильных ценностей будет в нашем обществе в целом.


Подпишитесь на рассылку «Умной Страны»
Подписаться