Нана Куликова: Россия – действительно страна возможностей
Нана Куликова: Россия – действительно страна возможностей
Люди
13.04.2018 21:00
отправить
Задать вопрос
по материалу
Новость дня
Какое будущее у майнинга: мнение экспертов
Новость дня
Никита Куликов: Боевые роботы – это то же самое что автомат Калашникова
Новость дня
Могут ли у роботов появиться эмоции?
Новость дня
Нейросети на практике: работающая технология или маркетинговая уловка
Новость дня
Как не попасть в ловушку криптовалютных мошенников
Новость дня
Почему биткоину сложно достичь прежних высот
Новость дня
Роботы вместо начальников
Новость дня
Роботы из международных корпораций
Новость дня
Как запустить успешный технологический проект
Новость дня
Как продать технологию
ещё...
 

Известный криптоэксперт и продюсер громких событий в мире блокчейна рассказала, почему именно русские покорили криптомир

Нана Куликова: Россия – действительно страна возможностей

В гостях у интернет-издания «Русская Планета» и медиаплатформы «Умная страна» побывала одна из самых известных экспертов цифровой экономики, учредитель премии Russian Crypto Awards и управляющий партнёр коммуникационного агентства «Русинтернетком» Нана Куликова. За ароматным ристретто в кофейне московского «Физтехпарка» мы поговорили о судьбах майнинга и майнеров, надо ли нести пожитки на криптобиржу и почему российским «звёздам» шоу-бизнеса всё это тоже стало интересно…

Умная страна (УС): Начнём с последних новостей. Певица и телеведущая Ольга Бузова объявила о создании собственной криптовалюты, pre-ICO уже назначено на 18 апреля. До Бузовой о выпуске своих монет объявили рэпер Баста и топ-модель Наталья Водянова. Что это за мода такая в звёздной тусовке возникла и – главное – как она повлияет на криптомир?

Нана Куликова (НК): С точки зрения финансов, всё это на самом деле очень серьёзно, потому что у этих людей действительно есть свои преданные армии поклонников. Достаточно посмотреть на число подписчиков Ольги в её Instagram, на число скачанных её песен в iTunes и на те данные, что есть в открытом доступе по её заработку. 

У меня нет сомнения в том, что желающих купить себе «частичку Бузовой», своего кумира, будет более чем достаточно. Каждый хоть по тысяче рублей скинется, и итоговая цифра окажется более чем впечатляющей. 

Я вообще не очень слежу за творчеством Бузовой и точно не могу себя назвать её фанаткой, однако признаю, что она очень трудолюбивая. Утром она снимается в сериале, вечером уже даёт концерт, а на следующий день ещё что-то. Криптомир любит тех, кто не ленится.

Другое дело, что обоснование «звёздных» криптопроектов вызывает скорее недоумение. Что может предложить артист в поддержку своей криптовалюты? Творчество? Но оно интересно только его поклонникам. Возможность заработать? Но это вряд ли, потому что я лично пока что не очень представляю себе бузкойн, скажем, на «Бинанс» или какой-то другой крупной бирже. По крайней мере, пока…

Так что я бы пока всё же остереглась инвестировать в эту криптовалюту, ну не тянет пока. Проект Басты я бы, кстати, охарактеризовала как более серьёзный, но он пока толком и не стартовал, хотя говорят о нём много.

УС: Это же всё смахивает на пиар и не более, разве не так?

НК: Да и не только пиар на самом деле, но и банальная возможность заработать. Я действительно не думаю, что для Бузовой создание своей собственной криптовалюты – это лишь новый яркий инфоповод. В том, что она и деньги соберёт, можно не сомневаться. Новых поклонников у неё из-за выпуска собственных токенов как раз не появится, скорее число хейтеров вырастет.

Но конечно эта история со звёздами в криптобизнесе – она, в том числе, про хайп. Тут можно вспомнить совсем недавнюю историю, когда о своём желании идти на выборы Президента заявили самые неожиданные персоны. Я говорю не про Ксению Собчак, которая шла с идеей, а как раз о тех, кто прекрасно понимали, что не соберут нужного числа подписей, но заявили о своих намерениях, чтобы пусть ненадолго, но попасть во все информационные ленты.

Подозреваю, что сейчас все звёзды полезут в криптовалюты: Киркоров наверняка что-то придумает, Басков, Рудковская с Плющенко, Валерия с Пригожиным... Не уверена, что крипторынок от этого наплыва выиграет.

УС: Таким образом, чтобы выпускать свою криптовалюту, нужно из себя лично что-то представлять, иметь какой-то социальный капитал?

НК: Разумеется. Вообще социальный капитал в большинстве случаев тесно связан с финансами. Впрочем, вовсе не обязательно иметь широкое паблисити для того, чтобы выпускать свою криптовалюту – возможен вариант, когда у тебя за спиной стабильный бизнес, когда ты можешь себе позволить «играть в рулетку», когда не так страшно проиграть. Когда есть, к примеру, свободные 100 тысяч долларов, которые не так страшно потерять, а уж дальше будь что будет.

Либо можно делать что-то очень важное, скажем, разрабатывать инновационное лекарство от рака и токенизировать своё время, тогда пиар вообще впереди тебя пойдёт.

Nana-1.jpg

УС: Нынешним летом отечественная блокчейн-индустрия ожидает принятия закона, который зарегулирует отношения в криптосфере. Каковы ожидания?

НК: Что мы имеем на сегодняшний день? Где-то то ли три, то ли пять законопроектов по регулированию криптовалют и майнинговой деятельности. В разработке одного из них принимал активное участие мой брат Никита Куликов, предложивший считать криптовалюту виртуальным имуществом. Другой законопроект предлагает считать коины полноценным финансовым активом… В третьем вообще затрагивается тема краудфандинга.

Лично я предполагаю, что эта деятельность точно не попадёт под облегчённую форму налогообложения, будет прописан либо НДС (18%), либо налог с дохода физического лица (13%). Какой-то утверждённый процент за вывод денег будет брать биржа, а если она аккредитована, то ещё и государство. То есть сладко особо не будет: думаю, что до 40% от прибыли придётся в итоге отстёгивать государству.

Также, вероятно, начнут выдавать лицензии криптоброкерам на право заниматься частными инвестициями. И разрешение это, скорее всего, будет довольно сложно получить, что было бы правильно. Порог входа здесь должен быть высоким, компания должна доказать свою состоятельность и то, что она не сбежит никуда и не закроется. Правда, самый правильный закон всегда можно обойти и боюсь, как бы мы не получили в итоге второй «типа Форекс», это я про те компании, которые деньги клиентов с виртуального даже до реального счёта не доводят. С ними вроде как все борются, но толку...

УС: Частнопрактикующим майнерам хоть легче будет?

НК: Ох, сейчас всем майнерам, конечно, грустно. Частный майнинг сейчас уже потерял ту свою сумасшедшую рентабельность, да и продавать ранее купленные фермы уже не выгодно. Промышленный майнинг, вероятно, чувствует себя получше - здесь всё зависит от ряда факторов. Облачный майнинг зависит от конкретных стран и условий.

Но не надо забывать и о так называемом теневом майнинге, где издержки могут быть существенно ниже, ведь там не приходится особо тратиться на разные вещи, допустим, на охлаждение или электричество - все условия для этого уже есть. Мы сейчас не рассматриваем вопрос насколько это законно или незаконно, но само явление существует.

УС: Существуют ещё и майнинг-отели, куда можно принести своё оборудование и использовать мощности. Есть в них смысл сейчас?

НК: Смотря какие условия они своим клиентам предоставляют. Я сейчас имею в виду даже не требуемый ими процент от дохода, а опять же технические условия – как у них работает система охлаждения, сколько тратится на эксплуатацию, откуда берут электричество, как и где закупают видеокарты, насколько они новые или уже майненые-перемайненые.

Очень много «но» в общем. Как повезёт. Могу лишь сказать, что отели за рубежом – тоже не гарантия. Мои знакомые решили майнить где-то в Китае и... в общем, сильно прогорели.

УС: Но ведь есть успешные майнеры и их немало. Что они делают такое, чего не делают остальные?

НК: Прежде всего, все они майнят давно и умеют перестраховываться, как и все нормальные инвесторы. К примеру, подошёл курс биткоина к 12 тысячам долларов – 10% продали, подошёл к 14 тысячам – ещё 10% отоварили.

Те, кто начали майнить хотя бы с марта 2017 года – они все в плюсе в любом случае. А вот те, которые начали это делать осенью – тут всё зависит уже и от вложенных сумм, от стратегии (меняли или держали), успели ли вовремя «скинуть» или не успели. В данном случае приходится говорить о каких-то частных удачах и трагедиях.

Более того, можно пытаться зарабатывать на майнинге и сейчас, выводя коины на биржи, работать с профессиональными брокерами, которые будут играть на пампах чужих монет и приносить доход. Хотя это уже скорее напоминает казино.

Nana4.jpg

УС: Вопрос, наверное, в том числе и в качестве этих самых брокеров?

НК: Найти действительно грамотного брокера, который действительно умеет зарабатывать на крипторынке действительно нелегко: у нас сейчас каждый третий брокер в принципе узнал не только о криптовалютах, а вообще о криптобиржах в интернете где-то в сентябре-октябре прошлого года.

Это большая беда и проблема рынка, причем, подозреваю, не только российского. Не говоря уже о том, что надо же ещё угадать вырастет или не вырастет монета.

Нередко бывает так, что в каком-то закрытом чате сливается «инсайд», что, мол, завтра будет памп, всё скупаем. И просто обманывали. Наконец, сама биржа может просто и банально закрыться, исчезнув со всеми вложенными в неё деньгами – таких историй тоже достаточно.

Случалось и так, что представители биржи говорили, что их взломали хакеры и украли все деньги. Может быть, это действительно случилось, а может быть и нет…

УС: Есть надежда, что правовое урегулирование отношений в криптосфере поможет её участникам?

НК: Мы сейчас про Россию? Моментально оно точно не поможет. Ну как регулирование может помочь, если на курс того же биткоина никакой закон в момент повлиять никак не сможет? Это если мы про финансы говорим. А в глобальном смысле - да, конечно поможет. Ждём!

Где-то 50% владельцев биткоинов приобрели эту валюту в конце прошлого года, когда она была на пике. На сегодняшний день биткоин, как мы все прекрасно знаем, в разы просел – для кого-то в 2 раза от курса на момент покупки, а для кого-то и в трёхкратном размере. И как им в этой ситуации помочь?

А ведь люди порой вкладывали последнее, кто-то продавал квартиры, машины. Тут можно провести аналогию с МММ, когда люди до последнего держались за облигации и не верили, что теперь это просто бумажки. Просто человек так устроен, что он готов до последнего надеяться на авось и верить только в лучшее – таков наш русский менталитет.

УС: Имеет ли смысл вкладываться в альткоины?

НК: Не советую. Всё в нынешнем мире крутится вокруг биткойна и, несмотря на резкие взлеты и пике, он всё равно воспринимается как некий гарант. К тому же курсы альткоинов также оказались привязаны к нему. Конечно, можно на отдельно взятой бирже какой-нибудь новый альткоин хорошо пропампить, тогда даже полностью скамовый «shitcoin» может вырасти в 10 раз. Но лишь для того, чтобы тут же спикировать в цене в 20 раз.

Весь фокус в том, что просто так прийти со стороны, угадать и вложиться в эту валюту невозможно наверняка. Надо или угадывать, или реально попасть на хороший проект - их единицы, или с командой проекта дружить. Тогда даже скам выйдет финансово успешным, если информацию знать наверняка и заранее. Допустим ситуацию: вот команда проекта сперва вложилась в создание своего коина, провели ICO сами и закрыли хард-кэп, быстро залистились на топовой бирже, подняли курс токена в 10 раз и тут же поскидывали свои токены на взлёте. Заработали ли они? Да. Заработали и убили проект. А кто-то сидит с их валютой, которая ушла в минус.

А на те токены, которые не планируют листиться на бирже, вообще можно не смотреть с точки зрения быстрых инвестиций. Компании уровня Telegram я не беру - им, кажется, всё уже можно - как им все несли деньги, так и несут, и будут нести. Павел Дуров вообще большой молодец, слежу за ним с 2006 года и пока всё ещё интересно.

Опять же возьмём «бузкоин»: в white paper этого проекта указано, насколько я помню, что валюта Ольги Бузовой будет обеспечена её же концертами, а вот про биржу – ни слова. Всё прекрасно, но какой тогда смысл вкладываться в токены, которые в цене никогда не повысятся?

УС: Россия сейчас переживает не самые простые времена: санкции, окрики, другие недружественные акты. Насколько российский рынок криптовалюты зависит от внешней конъюнктуры?

НК: Бесспорно, российский крипторынок зависит от внешней конъюнктуры. Достаточно сказать, что большинство успешных российских криптопроектов не питчились на Родине, они брали международных эдвайзеров и вообще старались лишний раз не подчёркивать, что родом из России. В то же время я лично не замечаю здесь ажиотажа среди зарубежных проектов, чтобы они ездили за инвестициями в Россию. Попросту нет в природе иностранных ICO-проектов, катающихся по нашим прекрасным конференциям.

При этом я бы и не переоценивала излишне роль внешней политики. К примеру, нашим проектам безумно трудно заходить на американский рынок, но тут речь идёт о слишком больших финансовых и временных затратах, которые не все могут себе позволить, да ещё и без каких-либо гарантий на успех.

УС: Поговорим напоследок о феномене «русского криптомира». Наши сограждане, да и вообще представители русского мира составляют в нём сегодня львиную долю. Как так получилось?

НК: В основе этого действительно феномена, думаю, лежит наша национальная ментальность. Наш человек не боится рисковать, нам в принципе присущ авантюризм в хорошем смысле – гораздо больше, чем кому-либо ещё. Если мы посмотрим на головокружительные истории успеха (в том числе и мирового) наших бизнесменов, то через один увидим кейсы, когда человек работал продавцом в магазине, а через три года уже управляет своей империей.

Карьерный лифт у нас работает вне зависимости от того, какое образование ты имеешь, вне зависимости от социального статуса твоих родителей, вообще не зависимо ни от чего. Просто у нас это возможно, Россия – действительно страна возможностей, как бы это для кого-то ни звучало.

Быть может мы в этом плане и отстаём от США, но по факту высшее образование у нас доступнее, чем в Америке. Там ты в принципе можешь быть талантливым программистом-самоучкой, но без диплома университета двери большинства компаний для тебя оказываются закрыты, каким бы умным ты не был.

В России же смотрят на то, что ты конкретно можешь делать, и если у тебя есть опыт и отличное портфолио – корочка из вуза не будет иметь решающего значения. Так что огромная доля русских в криптомире объясняется очень легко. Конечно, ситуация пока имеющей место быть правовой неурегулированности криптосферы тоже играет немаловажную роль, сподвигая наших людей рисковать. И пить шампанское.

Автор: Виктор Мартынюк

Смотрите также:


Боты-кадровики и программы с мэтчингом: искусственный интеллект меняет рынок HR
Автор уникальных разработок «Цифровое портфолио 3.0» и «Цифровое портфолио 4.0»  Светлана Епихина о soft skills, HR-Tech и роботизации рынка труда
12.10.2018 11:15
Никита Куликов: Боевые роботы – это то же самое что автомат Калашникова
О боевых роботах, компьютерном суперинтеллекте и правовых подходах к ИИ
09.10.2018 11:29